shuster (shuster) wrote,
shuster
shuster

Мастер и Маргарита

Сходил, посмотрел. Комментировать этот телеспектакль не буду - кака конечно, местами настолько нелепая, что скорее веселит, нежели возмущает. Но я не про это, я о другом: Думаю, каждый второй задумывался о том, как все-таки могла бы выглядеть правильная экранизация романа. И я думал, чего греха таить. Хочу поделиться четырьмя соображениями.

Соображение первое: по-моему, совсем нет смысла возвращаться к Москве 20-х годов. Роман вполне современен, москвичи, как известно, всё те же. Отличия минимальны: Бездомный - модный творец, Берлиоз - продьюсер. Грибоедов - помпезный ресторан. Варьете - крутой клуб или концертная площадка. Вместо долларов в вентиляции - кокаин. И, конечно, разгром "Глобус гурмэ" под конец (съел бедняга мандарин...). Текст на 99% сохраняется.

Соображение второе: Классический бал с голыми девицами ещё не удавался никому, включая Кубрика с "Eyes wide shut". Ну не смотрятся голые девицы на балу, хоть ты тресни. Бал не обязательно должен быть балом - это "БАЛ!!!!!!!" - сумасшедшее, феерическое действо, не танцы, а шабаш. Скорее в стиле первых кадров из "Книг Просперо", только масштабнее и под Штрауса.

Соображение третье: Бегемот. Ну никак не сделать правдоподобного говорящего кота, даже в век спецэффектов. И не нужно. По мне - идеальным Бегемотом стал бы Калибан из всё тех же "Книг Просперо". И, пожалуйста, не нужно ему приделывать хвост. Бегемот - в пластике, хвост не обязателен.

И, наконец, Воланд. Не нужно пытаться показать его величие, постоянно хмурить брови и делать значительное лицо. Мессиру скучно, 99% времени он безразличен к происходящему и погружён в себя. Он появляется в Москве, на Патриаршьих случайно. Вдруг уловил в разговоре на скамейке имя Пилата - вспышка интереса ровно на секунду, на две фразы - и Ивану с Берлиозом вбивается в голову история Иешуа. Воланд решает остаться в Москве, мимолётный каприз, свита немедленно обеспечивает размещение и программу. Тут, кстати, не согласен с Булгаковым - разговор со Стёпой Лиходеевым едва ли заинтересовал бы мессира. Поить похмельного Стёпу тоже должен Коровьев, не Воланда это дело. Ещё одна вспышка интереса - в Варьете, тоже на две фразы. Потом - бал, "никогда ничего не просите", и, пожалуй, только в конце происходит нечто, что действительно могло бы всколыхнуть Воланда: разговор с Левием на крыше дома Пашкова, ну и финал конечно. В общем, вот я к чему: не нужно изображать мессира дьяволом. Он погруженный в себя философ, безразличный практически ко всему. Нечеловечески безразличный.

В общем, великая книга, - даже просмотренный убогий телеспектакль снова заставляет волноваться и вспоминать её.
Tags: Лытдыбр
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 24 comments