shuster (shuster) wrote,
shuster
shuster

Мастер и Маргарита

Сходил, посмотрел. Комментировать этот телеспектакль не буду - кака конечно, местами настолько нелепая, что скорее веселит, нежели возмущает. Но я не про это, я о другом: Думаю, каждый второй задумывался о том, как все-таки могла бы выглядеть правильная экранизация романа. И я думал, чего греха таить. Хочу поделиться четырьмя соображениями.

Соображение первое: по-моему, совсем нет смысла возвращаться к Москве 20-х годов. Роман вполне современен, москвичи, как известно, всё те же. Отличия минимальны: Бездомный - модный творец, Берлиоз - продьюсер. Грибоедов - помпезный ресторан. Варьете - крутой клуб или концертная площадка. Вместо долларов в вентиляции - кокаин. И, конечно, разгром "Глобус гурмэ" под конец (съел бедняга мандарин...). Текст на 99% сохраняется.

Соображение второе: Классический бал с голыми девицами ещё не удавался никому, включая Кубрика с "Eyes wide shut". Ну не смотрятся голые девицы на балу, хоть ты тресни. Бал не обязательно должен быть балом - это "БАЛ!!!!!!!" - сумасшедшее, феерическое действо, не танцы, а шабаш. Скорее в стиле первых кадров из "Книг Просперо", только масштабнее и под Штрауса.

Соображение третье: Бегемот. Ну никак не сделать правдоподобного говорящего кота, даже в век спецэффектов. И не нужно. По мне - идеальным Бегемотом стал бы Калибан из всё тех же "Книг Просперо". И, пожалуйста, не нужно ему приделывать хвост. Бегемот - в пластике, хвост не обязателен.

И, наконец, Воланд. Не нужно пытаться показать его величие, постоянно хмурить брови и делать значительное лицо. Мессиру скучно, 99% времени он безразличен к происходящему и погружён в себя. Он появляется в Москве, на Патриаршьих случайно. Вдруг уловил в разговоре на скамейке имя Пилата - вспышка интереса ровно на секунду, на две фразы - и Ивану с Берлиозом вбивается в голову история Иешуа. Воланд решает остаться в Москве, мимолётный каприз, свита немедленно обеспечивает размещение и программу. Тут, кстати, не согласен с Булгаковым - разговор со Стёпой Лиходеевым едва ли заинтересовал бы мессира. Поить похмельного Стёпу тоже должен Коровьев, не Воланда это дело. Ещё одна вспышка интереса - в Варьете, тоже на две фразы. Потом - бал, "никогда ничего не просите", и, пожалуй, только в конце происходит нечто, что действительно могло бы всколыхнуть Воланда: разговор с Левием на крыше дома Пашкова, ну и финал конечно. В общем, вот я к чему: не нужно изображать мессира дьяволом. Он погруженный в себя философ, безразличный практически ко всему. Нечеловечески безразличный.

В общем, великая книга, - даже просмотренный убогий телеспектакль снова заставляет волноваться и вспоминать её.
Tags: Лытдыбр
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 24 comments